express-k.kz – Человек, заглянувший в душу Земли

20.04.2017
express-k.kz – Человек, заглянувший в душу Земли

В 1957 году на карте Казахской ССР появилась маленькая точка – город Рудный. За несколько лет до этой даты – в 1949 году – летчик геолого-разведочной экспедиции Михаил Сургутанов, пролетая над урочищем Сарбай, обратил внимание на странное поведение компаса. Через три месяца здесь появилась первая экспедиция геологов. Их уверенное заявление о наличии в этом регионе богатого месторождения железных руд навсегда изменило жизнь в глухой спокойной степи. Сегодня традиции первооткрывателей Соколовско-Сарбайского месторождения продолжает главный геолог ССГПО Николай Соломин.

Геолог Николай Соломин живет в Рудном уже 36 лет. Когда-то друзья уговорили его бросить науку и вновь заняться практикой. Он послушался совета и, оставив работу во Всероссийском научно-исследовательском институте «ВИОГЕМ» (г. Белгород, Россия), вернулся в Казахстан. И ни разу об этом не пожалел. «Посмотрите, какие здесь масштабы, – показывает он рукой в сторону Сарбайского карьера. – Когда я в 1981 году приехал работать на ССГПО, отметка карьера была на уровне минус 120, сегодня минус 390».

Не знаю, как у вас, но мои первые ассоциации, связанные с профессией геолога, – это борода, гитара и костер. Я даже чувствую запах «полевого огонька», слышу писк комаров и голос с хрипотцой:

Люди идут по свету...

Им вроде немного надо –

Была бы прочна палатка,

Да был бы нескучен путь!

– Все эти атрибуты остались в моей молодости, – улыбаясь, говорит Николай Иванович. – Хотя иногда беру в руки гитару. Вот 2 апреля отмечали День геолога, созванивались с коллегами, товарищами – судьба раскидала нас по разным уголкам планеты. Звонили, пели наш гимн, вспоминали молодость: полевые экспедиции – они ведь не забываются.

С чего начинается геология

– Я родился и вырос в краю солнца, легкого ветра и свежего воздуха – в Талды-Курганской области (ныне Алматинская область). Мой отец был из аграриев: помню, однажды мы собирали пшеницу, и я увидел группу людей, как выяснилось, геологов. Потом я часто их встречал. И мне казалось, что это самые счастливые люди на свете: свободные, постоянно в движении, живут в палатках, сидят у костра. И не думал я тогда, что через много лет сам буду сидеть у костра и петь с товарищами под гитару: «Люди идут по свету...».

А в детстве я мечтал стать летчиком. Но, видимо, рожденный копаться в земле летать не может. Экзамен в летное училище я провалил и вернулся домой. Тогда-то вспомнил тех свободных и счастливых геологов из моего детства и поехал поступать в Алматинский политехнический институт. Вот стою перед приемной комиссией и не знаю, на какой из 12 факультетов документы подать. Тут подходит такой же молодой и дерзкий парень, познакомились – Тлекбай Байгулов. Вместе и подали документы на факультет геологии. С тех пор земля и камни – моя жизнь! Столько лет работаю, и никогда у меня не было мысли уйти из профессии.

Из нашего курса только 30% ребят остались в геологии. У других жизнь по-разному сложилась: кто-то не выдержал полевой жизни, постоянных разъездов, другие ушли в коммерцию, есть те, кому пришлось оставить профессию после распада Союза, когда были закрыты большинство экспедиций. А я благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность задержаться в геологии на долгие годы – преподавал в семейском техникуме, уезжал заниматься наукой в Россию, но в итоге понял, что мое место «на земле».

Я слышу дыханье камней

– Моя жизнь в ССГПО началась в 1981 году с подземной шахты. До сих пор помню свои первые рабочие дни, – вспоминает Соломин. – Напряжение было страшное: представляете, от составленного мною прогноза, характеристики зависят и «проход» горняка, и состав руды, и безопасность шахтера. Всякие моменты были, тогда-то романтические иллюзии о профессии развеялись…

На подземном руднике Николай Соломин отработал до 2005 года. А потом руководство, по достоинству оценив его опыт, знания, требовательность к себе и коллегам, предложило должность главного геолога ССГПО.

АО «ССГПО», входящее в состав ERG, – гигант горнорудной промышленности Казахстана. Объединение добывает и перерабатывает порядка 40 млн тонн железной руды, 8 млн тонн товарного железорудного концентрата и 7 млн тонн товарных железорудных окатышей в год. В состав ССГПО входят Соколовский, Сарбайский, Качарский и Куржункульский карьеры, шахта «Соколовская», Алексеевский доломитовый рудник, фабрики рудоподготовки и обогащения, производства окатышей, управления горно-железнодорожного и автомобильного транспорта, теплоэлектроцентраль, ремонтно-механический завод и другие подразделения и цеха.

– С тех пор меня видят не только под землей, много времени провожу и на наших карьерах, – рассказывает о своих трудовых буднях Николай Иванович. – Мой рабочий день начинается с привычного селекторного совещания в управлении, заслушиваем отчеты всех департаментов. Затем приступаю к своим обязанностям: изучаю документы, присланные участковыми геологами, составляю план на месяц, выезжаю на карьеры, работаю с научно-исследовательским институтом, готовлю отчеты.

Соломин утверждает, что ему не нравится подолгу засиживаться в кабинете, ему нужен воздух. Он предлагает нашей съемочной группе выехать на Сарбайский карьер.

– Лучше один раз увидеть, чем часами слушать мои рассказы, – считает главный геолог предприятия. – Там вы прочувствуете всю мощь карьера, поймете, что земля и каждый камешек – живые.

Сегодня Сарбайский карьер по своим размерам и объемам по горной массе, глубине – самый большой не только в Казахстане, но и является одним из крупных рудных карьеров в мире. Проектная глубина карьера – 600 метров. В настоящее время глубина карьера 520 метров, размеры карьера на уровне дневной поверхности: ширина (с востока на запад) 2 400 метров, длина 3 300 метров. Когда-то посол Франции в Казахстане Жан-Шарль Бертонэ, увидев своими глазами такой гигант, сравнил глубину карьера с высотой Эйфелевой башни. Когда же узнал, что проектная глубина составляет 600 метров (высота башни лишь 320), то искренне изумился и восхитился.

Наша первая остановка – смотровая площадка.

– Вы видите эту красоту? – задает вопрос Соломин и, видимо, прочтя ответ по нашим лицам, продолжает: – Не устаю наслаждаться этим видом. Солнце с запада – одни цвета играют, с востока – другая цветовая гамма. Утром – карьер один, приезжаешь ближе к вечеру – совершенно другой.

Николай Иванович нагибается и начинает разгребать груду камней. Обычных с виду камней.

– Смотрите, вот руда, а это – гипс, – показывает он мне свои находки.

Признаюсь, я бы не разобралась, а для него каждый камень – история.

– Вы чувствуете, что камни живые?!

Я промолчала...

– Три раза в неделю приезжаю на этот карьер, – продолжает он. – Общаюсь с подчиненными на свежем воздухе. Задача участкового геолога – провести каратаж: определить содержание руды в скважине, составить план по ее качеству, выписать наряд машинистам-экскаваторщикам. Работа ответственная, ведь от плана геолога зависит качество добываемых ископаемых, нам важно отделить руду от засоряющих пород. Я же приезжаю сюда, чтобы проверить расстановку экскаваторов, посмотреть, как проводится каратаж.

Мы спускаемся вниз. Николай Иванович прав: здесь, стоя на «дне карьера», видишь всю его масштабность. Как говорится, глаз не хватает!

– Сейчас будем каратаж делать, – говорит Соломин. – Бригада уже готова.

В 15 шагах стальной бур врезается в землю. И тут вдруг понимаешь: действительно, земля живая. И, наверное, ей тоже бывает больно…

Прибор географического апробирования скважин опускается в подземелье. На экране высвечиваются данные о залежах: в обследуемых скважинах богатая железная руда. На следующий день на этом участке будут производить взрывы.

Сегодня в подчинении Николая Соломина 28 человек, среди них много молодых людей. По его словам, те, кто остается здесь после трех лет работы, остаются на ССГПО на долгие годы. Ребята все трудолюбивые, с поручениями и обязанностями отлично справляются. Соломин для них главный учитель, наставник. Они от него получают знания, которых не найдешь в учебниках и не услышишь в стенах аудитории. Много лет назад так же своими знаниями с Николаем Ивановичем делились первые геологи Соколовско-Сарбайского месторождения Александр Петрович Улеев, Василий Тимофеевич Кирей и Михаил Михайлович Васильев.

Мы – только миг

Николай Соломин верит в Бога. И проводит параллели своей профессии с работой теолога.

– Схожесть есть: «логос» – учение, наука. Только теолог изучает религию, все, что там, наверху, а я – все, что внизу. Царства Аида не видел, но, уверен, там, в подземелье, есть Жизнь. У Земли есть вены, вода – это кровь, она дышит, изменяется. Знаете, сколько еще она хранит неразгаданных тайн?! Ее можно изучать до бесконечности. Вот мы до сих пор не можем определить ее возраст, расхождения у ученых в миллионы лет. Но для Земли миллион лет – миг. Человеческая жизнь тоже миг. Еще один вопрос, который мучает человечество: сколько еще «протянет» Земля? Предполагают, что через 4–5 млрд лет Солнце поглотит нашу планету, все живое просто растворится. Ученые мужи успокаивают: мол, наши потомки не почувствуют боли, все произойдет быстро. Что, страшно?

– Смерти ужасно боюсь…

– Ой, не переживайте, это пройдет лет через 15. Мне 63, и я уже не боюсь. Надо просто жить: работать, заниматься семьей, обязательно иметь увлечения. Раньше я коллекцию камней собирал. Ох, сколько их у меня в доме было, но все раздал: друзья, родственники приезжают, одному камешек понравился, другому, третьему… Еще у геологов есть традиция обмениваться интересными находками. В общем, однажды под грузом моих сокровищ рухнули стеллажи серванта. Супруга у меня человек понимающий, уважающий мою профессию, но попросила, чтобы мое хобби больше не причиняло ущерба нашему хозяйству...

После работы у меня спортзал: занимаюсь волейболом, недавно участвовал в составе сборной в спартакиаде руководителей предприятия. Хожу на каратэ, правда, пояс пока белый, но все еще впереди. Так что жить надо легко! Верить в себя, в спорт, в человека!

http://www.express-k.kz/news/?ELEMENT_ID=98808